Парфюмерия и косметика Ламбре – всегда с современным человеком.

Парфюмерия и косметика идут рука об руку с человеком с первых его шагов. Это дало стимул Ламбре пойти на решительный шаг и сделать такую продукцию доступнее, чем когда было. Что такое воинственная окраска первобытных народов? А их же окраска в брачный период? Это косметика, что же ещё. И применяется она для того же, для чего применяет её и современный человек: чтобы либо подчеркнуть, либо попытаться изменить свой статус. Человек впаян в социум, а в нём для каждого важны взаимоотношения с другими людьми. Применяя вполне определённую косметику, человек посылает сигнал окружающим: я такой-то. Если говорить о первобытных народах, косметика может сигнализировать о статусе вождя, воина, юноши или девушки в брачный период, женщины, жрицы ит.д. В наше время всё не так чётко, но одно обилие грубой косметики на женщине может вызвать у окружающих стойкую уверенность, что перед ними жрица любви, а утонченный макияж — неколебимое убеждение, что они видят состоятельную и благополучную даму. Конечно, макияж всегда дополняется костюмом, но в посыле окружающим костюм и косметика слиты воедино, можно сказать – спаяны.

Столь же древним является использование ароматических веществ, парфюмерия. У многих первобытных народов этнографы отмечают натирание тела перед охотой сильно пахнущими, с неприятным запахом веществами. Охотник тщится отбить свой, хорошо известный зверю, запах. То же самое, к нашему вечному негодованию, делают наши собаки, особенно охотничьи, вряд ли найдётся собака, которая хоть раз не извалялась в навозе, тухлой рыбе или в чём похуже. Что это, как не парфюмерия? Жизнь без системы медицинского здравоохранения побуждала людей искать способы защиты своего здоровья, и натирание тела разными ароматическими веществами было одним из действенных способов решения этого вопроса. Но не только это. Натирались, т.е. применяли парфюмерию, и для привлечения особы другого пола, для повышения сексуальной активности, для подчёркивания своего статуса (не многим были доступны редкие ароматы), просто для удовольствия, наконец. Драгоценное для истории проявление парфюмерии демонстрирует Туринская плащаница. Как известно, она представляет собою фотографически точный негатив Спасителя, а причина тому – благовония. В книге Генриха Tэркэма «Подлинна ли хранящаяся в Турине плащаница» автор описывает свои опыты по пропусканию паров углекислого аммония через ткань, пропитанную соком алоэ – он всякий раз получал на ткани негативные изображения. Тело человека, умирающего мучительной смертью, такой, как при распятии, выделяет большое количество паров этого вещества. Перед положением во гроб (склеп) тело Христа было натёрто, как это делалось обыкновенно с умершими, составом из миро и елея, т.е. смирны и алоэ, затем завёрнуто в ткань. Всё было готово для получения вапорографического (как назвал это явление Тэркэм) изображения. Не будь у древних израильтян обычая применять ароматические вещества перед погребением человека – не было бы Туринской плащаницы. Для скептиков, оспаривающих подлинность плащаницы, останется несомненным одно: получение образа – и образа, по меньшей мере, средневекового — с помощью ароматического вещества.

 Для людей древности обоняние было, думается, не менее значимо, чем другие органы чувств. Не зря дети в массе своей более остро, чем взрослые, чувствуют запахи, обоняние говорит ребёнку о приближении к булочной или мясному магазину, неприятие каких-то блюд или, наоборот, непонятное взрослым пристрастие к какой-то пище часто объясняются именно тем, что она пахнет для ребёнка приятно или неприятно. Взрослея, мы теряем эту способность – за её ненадобностью, как нам неосознанно кажется. Но мир ароматов может дать невероятно много, и стоит позаботиться о развитии своего обоняния, чтобы те радости, которые дарит парфюмерия, и те сигналы, которые человек посылает окружающим с её помощью, были нам внятны и радостны. Теперь же Ламбре позволяет любому простому человеку в полной мере насладиться любым парфюмерным изыском.